Учительница

Добавлено в закладки: 0


Молодая учительница истории Мария Александровна Казакова, недавно устроившаяся на работу в нашу школу, была чудо, как хороша собой. Вьющиеся светлые волосы лёгкими завитками окружали круглое румяное лицо. Большие голубые глаза, обрамлённые длинными густыми ресницами, приветливо глядели на окружающих. А уголки розовых чуть припухлых губ всегда были доброжелательно приподняты. Когда же она звонко смеялась, на щёках появлялись весёлые ямочки.
Её стройная фигурка привлекала внимание всех наших мужчин коллектива. То и дело мужские взгляды (пусть и ненароком) останавливались на ней, когда она, стуча каблучками изящных туфелек, шла по коридору.
– Новенькая, точно манекен, сошедший с витрины элитного магазина, – шепнула мне на ухо моя подруга математичка (полная седовласая Вера Григорьевна), когда молодая учительница скользнула на перемене в нашу учительскую, где находилось несколько педагогов, в том числе и мы с Верой.
Я кивнула.
«И правда, — подумала я, — Марине Александровне очень идёт розовый костюмчик и в тон ему туфли. Она, словно модель из журнала мод».
Время шло. Закончилась первая учебная четверть. Вторая тоже подходила к концу. Наш педагогический коллектив немного привык к «новенькой» учительнице. Привык к её идеальной фигуре, к её звонкому голосу, ладно сидящей и модной одежде, безупречным урокам. Ведь её уроки и знание предмета (несмотря на её молодость – двадцать три года) были на высоте.
– Урок просто класс! Не к чему придраться, — сказала мне Вера Григорьевна, после открытого урока Марии Александровны, на котором помимо комиссии, присутствовали и мы.
– А ты бы хотела? – полюбопытствовала я.
– Нет, не особо. Просто странная она, несмотря на свою улыбчивость. Никогда не обедает в нашей столовке. Держится особнячком. Ни с кем не общается, разве что по делу. Все для неё равны или чужды одинаково.
– Молодая она. Возможно, стесняется, робеет, – ответила я.
– Робеет, — хмыкнула Вера. – Зато на своём уроке не робела, не стеснялась. Все чётко, ясно. Чувствует, голубушка, своё превосходство. Она, словно удав, гипнотизировала учеников и нас, кстати, тоже. Хочешь отвлечься, ан нет, не можешь. Я на её уроке захотела в окно посмотреть, устала слушать и глядеть на доску. Но не смогла. Её голос завораживал, так и слушала бы её вечно… Что то здесь не так. Ты так, Лариса, не считаешь?
– Вер, не переживай по пустякам. Сольётся она с коллективом, – я погладила подругу по плечу.
– Надеюсь, – буркнула Вера.
***
Педсовет назначили на двадцать пятое декабря в два часа в учительской. Все собрались. Не было только Марии Александровны. Она, почему то задерживалась. Немного подождали. Исторички все не было. Это на неё не походило. Начали без неё. Слово взяла завуч. Долго говорила об успеваемости, потом о дисциплине. Мария Александровна, как сквозь землю провалилась.
– И где её носит? – шепнула мне Вера, сидящая рядом. Она не назвала имени, но я поняла, кого она имела в виду.
– Не знаю. – Я пожала плечами.
«И, правда, где она? Может, случилось с ней что?» — Меня охватила лёгкая тревога.
Словно прочитав мои мысли, директор нашей школы, Антонина Семёновна, сказала:
– Марии Александровны что-то нет. Возможно, она позабыла о педсовете, – директор обвела взглядом всех присутствующих и остановила свой взгляд на мне. – Лариса Ивановна, сходите за ней, – обратилась она ко мне.
– Хорошо, – я кивнула и вышла из учительской, прикрыв за собой дверь.
Кабинет истории находился на третьем этаже (этажом выше учительской) в другом крыле здания. Я поднялась на третий этаж и, петляя по коридорам школы, подошла к кабинету истории. Сначала я постучала в дверь кабинета, подождала некоторое время, не дождавшись ответа, нажала ручку двери и вошла в кабинет. В первую минуту мне показалось, что в кабинете никого нет. Но потом я заметила в дальнем углу кабинета за партами какое-то движение. Я быстрым шагом направилась туда. Мария Александровна лежала за партой на полу. Глаза закрыты. Ладони рук сжаты в кулаки. Бледная, с застывшими в улыбку обескровленными губами, она едва дышала.
– Мария Александровна, – позвала я её и присев на корточки, склонилась над ней с участием. – Вам плохо? Позвать врача? Я мигом сбегаю в медпункт. – Я вскочила и хотела бежать за помощью. Но услышала чуть внятный шелест-голос девушки:
– Не надо за помощью. Не поможет.
– Почему? – я вновь присела на корточки. – Сердце? Что случилось, Машенька? – Впервые я назвала её только по имени.
– Нет, не сердце, – чуть выдохнула учительница истории. – Аккумулятор.
– Что? – не поняла я.
Учительница с трудом разжала кулак левой руки. На ладони были две круглые, окантованные каким-то металлом дырочки, как вход подключения питания к телефону или к компьютеру.
– В ладонь аккумулятор вставить надо, – сказала медленно Мария Александровна.
Внезапно, я все поняла.
– Ваш аккумулятор с собой?
– Дома заб… – она не договорила. Вся сникла, как-то померкла. Побелели щеки. Лицо посерело.
Я рванула в свой кабинет. Вытащила из гнезда своего ноутбука шнур для зарядки и побежала назад.
«Только бы подошёл. Только бы подошёл!» – твердила я себе всю дорогу.
Влетев в кабинет истории, я глазами нашла электрическую розетку. Подтащив, не подающую признаков жизни Машу к стене с розеткой, я вставила в розетку вилку, а потом штекер от ноутбука в ладонь исторички. (Слава Богу, он подошёл!) Через несколько минут щеки Марии Александровны порозовели, она открыла глаза.
– Спасибо, – сказала она и улыбнулась. На щёках заиграли ямочки.
– Не за что, – ответила я и замолчала. Не хотела лезть с нетактичными вопросами. Да и что лезть? Итак, стало понятно – она не человек, а робот или, скорее всего, киборг.
– Не робот и не киборг, – прочла мои мысли Мария Александровна.
«Она и мысли читать может?!»
– Да могу, – кивнула она. – Я андроид только наполовину. А другая половина – это биологическое тело, созданное на высокомолекулярной основе. В вашей школе я проходила испытание, так сказать на прочность и компетентность.
– И как прошла?
– Почти. Есть небольшие недоработки, о чем я сообщу в свой НИИ, где я и была создана.
– А наш директор, то есть руководство нашей школы в курсе всего этого?
– Не совсем. Им сказано было только то, что я послана к ним на стажировку, как молодой специалист. Ну, вот я и подзарядилась. – Мария Александровна села. Вытащила из своей ладони штекер моего ноутбука. Затем встала и, оправив платье, отряхнула его. – Можете, Лариса Ивановна, и впредь быть со мной на «ты». Вы ведь теперь в курсе всех моих дел. Можно идти на педсовет. Ещё раз спасибо, – она протянула мне руку.
Я ухватилась за её руку и тоже встала с пола.
– Что ж, рада, Маша, что смогла помочь тебе. Я так понимаю, о произошедшем инциденте, говорить не следует?
Она кивнула:
– Придумать бы только, что сказать директору и остальным по поводу моего длительного отсутствия. И вашего тоже,– она лукаво посмотрела на меня.
– Придумаем по дороге. Пойдём, Маша.
И мы направились в учительскую, петляя по коридорам нашей школы.
Да, права оказалась Вера. Действительно, в Марии Александровне, то есть в Маше было что-то странное.

23.11.2016.- 1.05.2017г.г.

Автор текста:: Ахвердиева Лала
5
https://tvorchestvops.ru/uchitelnica.html
Все просмотры 25 , Просмотры сегодня 1

Автор публикации

не в сети 2 недели

Лала Ахвердиева

2 298
flagРоссия. Город: Узловая
57 лет
День рождения: 19 Октября 1966
Комментарии: 285Публикации: 187Регистрация: 15-12-2023

Другие записи этого автора:

фантастика Алина
100

Это не Алина ...

проза друг человека
100

Человек человеку друг ...

фантастика Ундина
100

Ундина ...

сказка муравьишки
50

Как муравьишки дом строили ...

4 комментария для “Учительница

Добавить комментарий