Вечный 2. Новый виток. Глава 9. Тара

Добавлено в закладки: 0


Тара

 Вы думаете, что мифологические страны, как Лемурия, Агарта, Шамбала и другие всего лишь выдумка? Я отвечу вам: нет. Ведь я сам выходец Гипербореи. А о ней сейчас говорится только в мифах. И другие, подобные ей страны, долгое время существовали на Земле. А когда они исчезли и остались в преданиях, о них заговорили, как о вымышленных странах.

О Лемурии, конечно, я судить не могу. Ведь я родился в Гиперборее – преемнице Лемурии и знаю о ней лишь понаслышке. Но о своём крае знаю всё досконально. И могу вас уверить, что Гиперборея вовсе не являлась ни мифологической, ни волшебной страной, как думают о ней сегодня. В местности, где находилась Гиперборея был тёплый климат. Но и её жители обладали недюжинным здоровьем и никогда не мёрзли. И она вовсе не являлась страной вечной весны.  Музыка, песни, танцы играли не последнюю роль в жизни гиперборейцев. Но кто не любит петь и танцевать?

И в Гиперборее вспыхивали раздоры. Но погибла страна вовсе не из-за войн. На Землю обрушился великий потоп. Гигантские волны, вздыбившиеся на океане, в одночасье уничтожили цветущий край и унесли обломки построек в морские глубины. Лишь горстке людей (среди которых был и я) чудом удалось уцелеть. Нам посчастливилось оказаться на вершине той самой горы, с которой я некогда наблюдал прилёт космического ковчега…

Описывать трагические события я не стану, ибо мне тяжело писать об этом. Скажу лишь: как только схлынула вода, и океан прекратил буйствовать, мы сумели соорудить плот и достигнуть ближайшей земли. Мы плыли долго, но место, которое мы нашли, вполне годилось для жилья. Так я лишился родины. Пришлось обосновываться на новой местности и начинать всё заново. В течение нескольких месяцев много людей приплыло к нам на плотах или лодках. Так возникло новое поселение. Но все мы прекрасно понимали, что, несмотря на тёплый климат, нам не выжить. Деревьев почти не осталось. А от тех, что росли и плодоносили, можно было ожидать урожая нескоро. И мы были бы обречены, если бы не обстоятельство, что можем заняться рыбным промыслом. Так оно и произошло. Не знаю, сколько времени мы бы смогли так продержаться, но нам повезло.

Через несколько месяцев после потопа космические ковчеги, разрезая голубые небеса, устремились к Земле. Только они отличались от того ковчега на котором прилетали Мерлин, Астрей и Тея. Они были иные по цвету и форме. Но я понял: люди из космоса летят к Земле. Ковчеги сначала парили над землёй, потом стали снижаться. И один из них, серебристый по цвету и круглый, словно сфера, сел неподалёку нашего поселения. Да, я не ошибся. Из космического корабля вышли люди, и они пришли на помощь к нам. Люди были очень высокими. И, несмотря на то, что я сам не низкого роста, доходил им едва до плеча. И одеты они были иначе, чем ингардцы. Не в длинных белых одеяниях, а в цвета серебра рубашки и брюки пусть и весьма странного покроя. Среди них были, как мужчины, так и женщины. Они подошли к нам. И безо всяких предисловий заговорили о том, что прилетели нам помочь. Не все из нас разбирали их язык. Но я понимал их прекрасно, так как они говорили на моём родном языке – языке гиперборейцев.

– Мы рады будем, если вы нам поможете, – сказал я им.

– А мы рады будем сделать для вас всё, что в наших силах, но и ваша помощь нам не помешает, – заметила статная смуглая с густыми темными курчавыми волосами женщина из их команды. Затем она представилась: – Меня зовут Тара.

– Какую помощь вы ждёте от нас? – спросил я её.

– Мы привезли сюда семена многих растений и деревьев. Их надо посадить в землю на вашей планете Радага. И чем скорее мы все вместе это сделаем, тем лучше.

Я вздрогнул при слове «Радага», вспоминая, что именно так Тея называла нашу Землю. Воспоминания нахлынули на меня. Видимо, шквал чувств писался на моём лице, потому как Тара спросила меня:

– Я огорчила вас?

– Нет, – попытался успокоить я её и нарочито улыбнулся.

Но женщина была серьёзной:

– Вижу, что чем-то, пусть и ненароком опечалила.

Позже мы с Тарой подружились. И часто, сидя на берегу моря, беседовали. От неё я узнал, что они прилетели с Полярной звезды, узнав, что нашей планете грозит беда.

– Слушая вас, – усмехнулся тогда я, – начинаешь думать, что перелёт от звезды до звезды для вас сущий пустяк. И все новости, происходящие в космосе, вы тоже быстро узнаёте. Как же это странно.

– Ничего странного для нас в этом нет, – Тара слегка повела своим смуглым плечом. – Для нас это не сложно. Хотя и мы тоже совершаем ошибки.

– Как так? – не понял я.

– Миллионы ваших солнечных лет назад мы не успели помочь Радаге. И тогда существа, живущие на ней, погибли. В то время вашу планету населяли динозавры. Толщи льдов в одночасье накрыли планету. Никто из них не уцелел. Это были восхитительно красивые животные: высокие и очень умные. Одни из них жили на суши. Другие – летали по воздуху. Третьи – обитали в морских глубинах. Гигантские, прекрасные животные, – Тара замолчала.

Молчал и я. В детстве мне рассказывали родители о динозаврах, но я думал, что всё это сказки и выдумки. Выходило, что, правда.

– А знаете ли вы планету Ингард? – сменил я тему разговора.

– Конечно, знаю. И хоть она лежит далеко от нас в созвездии Льва, но мы поддерживаем дружественные отношения. А почему вас это интересует? – она с любопытством посмотрела на меня и её пухлые губы раздвинулись в едва заметной улыбке.

– Так. Ничего, – протянул я. – Однажды, когда три солнца стояли в небе они прилетали к нам.

– Вы случайно не тот самый Туатта, о котором рассказывала мне Тея?! – полюбопытствовала она и с интересом посмотрела на меня.

– Да я Туатта. Туатта Данаан. Вы знаете Тею? – в свою очередь удивился я.

– Знаю, – кивнула она. – Конечно, знаю. А ещё я знаю, – она запнулась.

– Что? – комок подступил к моему горлу.

– То, что она.… В общем, Тея думает о вас, Туатта.

– Так почему же она не прилетает?

– На этот вопрос я ответить не могу, так как не часто вижусь с Ингардцами.

– Но с Теей же виделись! – расстроился я.

– Не  то чтобы виделась, но слышала. И о вас, Туатта, я тоже слышала, – ответила Тара.

Затем она встала с песка, отряхнула свою одежду и пошла прочь. На этом наш тогдашний разговор и закончился. Но в моём сердце поселилась вновь надежда на встречу с Теей.

Люди с Полярной звезды прожили вместе с нами несколько месяцев. И всё это время и мы, и они трудились не покладая рук. И совсем скоро молодые побеги, посаженных нами деревьев и растений, стали давать ростки. Затем, пришельцы засобирались в обратный путь.

– Удачи вам, – прокричали они нам  на прощание.

А Тара, глядя мне прямо в глаза, сказала:

– Она обязательно вернётся. Я знаю об этом. Вот увидишь, Туатта.

Никто из присутствующих не понял тогда о чём или ком она говорила, но я знал, что она имела в виду Тею.

А потом мы наблюдали, как ковчег взмыл в небо, и, разрезая небесную синь, исчез в глубинах космоса.

А я остался жить на Земле дальше и ждать…

 

***

Я стоял на вершине одной из Уральских гор, у подножия которой некогда билось море. Я наблюдал восход Ярила-солнца из-за горизонта, когда увидел космический корабль, вошедший в атмосферу нашей планеты. Корабль приземлился неподалёку от моей горы. Из него вышел кто-то одетый в светлую одежду и, увидев меня, отчаянно замахал мне руками. Сердце моё застучало быстрее. Перепрыгивая с уступа на уступ, я спустился в долину.

Тея в светлых брюках и в тон им рубашке с коротким рукавом, несмотря на ветреную погоду, стояла у корабля. Увидев меня, она слабо улыбнулась, и из её глаз покатились слёзы. Я подошёл к ней вплотную.

– Отчего ты плачешь, Тея? – спросил я, погладив её волосы. В светлых пушистых волосах Теи я заметил седые пряди.

– От счастья, Туатта Данаан, – ответила она и, взяла мою руку в свои. – Я отказала совету. Как ни странно, они не стали противиться и не наказали меня. Сказали только, что сделав этот выбор, я стала смертной.

Тея отпустила мою руку. Её тонкие пальцы коснулись моего виска.

– Ты стал седеть, Туатта. У тебя совсем побелели виски. Да и я тоже состарилась.

– Я заметил седые пряди в твоих волосах, – кивнул я.

– Конечно, я ведь теперь не бессмертна, – в её глазах стояли слёзы, но они светились счастьем.

– Честно говоря, меня это удивляет. Я думал, что ты станешь смертной только после того, как выйдешь за меня замуж, а не вот так сразу, – озадаченно заметил я.

– Как только я заявила совету, что не могу без тебя жить и даже не представляю своего существования без тебя, а посему отказываюсь от своей должности, какие бы цели она не преследовала – совет немедленно лишил меня бессмертия, – принялась рассказывать мне Тея.

– А Мерлин не смог помочь?

– Куда уж там, – вздохнула она. – Мерлин, конечно, стал приводить доводы, что нет ничего лучше и чище любви, пронесённой сквозь тысячелетия, но его никто не слушал. Потом, – Тея осеклась.

– Что же произошло потом? – я погладил её по щеке.

– В назидание другим, меня под конвоем отвели к космическому кораблю. Толпы газетчиков и журналистов, стоящих на взлётном поле, увидев меня, закричали: «На кого ты промениваешь бессмертие, Тея Орея?!» Я с гордостью ответила: «На самое большое богатство мира – Любовь! Любовь к земному и смертному человеку Туатте Данаану!»  Меня стали освистывать. Но Мерлин, протиснувшись сквозь толпу ко мне, успел шепнуть: «Я всё постараюсь уладить, Тея. Не печалься и передавай от меня привет Туатте», – Тея вновь вздохнула. Потом продолжила: – Впрочем, я не думаю, что ему это удастся сделать, – Тея грустно улыбнулась.

– Не такие уж добренькие ваши ингардцы. Я полагал что вы, те, кто называет себя светлыми, творите только добро. Но вижу, что ошибался. А о справедливости и говорить нечего, – я усмехнулся.

– И среди светлых есть плохие люди. Ведь во всех вас и нас есть частичка тёмного. Но и среди тёмных есть приличные люди. Те, кто осознал свои ошибки. Таким человеком я думаю, является Крий.

– О каких ошибках тёмных может идти речь, если вы сами совершаете недопустимое?! Пойдём, дорогая Тея, домой. Я искренне надеюсь, что мы не превратимся к утру следующего дня в дряхлых стариков, а проживём ещё хотя бы несколько лет, – я обнял Тею за талию.

– Конечно, нет. Я уверена, что совет не станет этого делать. И мы станем стариться точно так, как стараться обычные люди.

– А я вот в этом не уверен. Вчера у меня было меньше седых волос, а сегодня я уже почти весь седой и лицо покрылось морщинами.

Обнявшись, мы с Теей пошли по направлению к машине, взятой мной  на прокат.

– И всё же я думаю, что совет на это не пойдёт, и мы проживём с тобой несколько десятков лет, прежде, чем покинем этот мир, – прошептала Тея.

– А не через три дня, – съехидничал я и спросил её: – Ты жалеешь об этом?

– Ни капли. Я поняла, что без тебя, всё моё бессмертие теряет смысл.

– И мы поженимся?

– Хоть завтра, – счастливым голосом отозвалась она.

– Ловлю тебя на слове, – я рассмеялся. – Поженимся сразу по возвращению в Москву. Идёт?

– Идёт, любимый, – в тон мне ответила она.

– А что мы будем делать с твоим космическим кораблём? Или оставим его на произвол судьбы и на растерзание учёным? – поинтересовался я.

– Ничего, – беспечно ответила она.

– Как это? – удивился я.

– А ты оглянись назад, – посоветовала она.

Я оглянулся. Корабля не было. Он попросту исчез и даже трава, где он стоял, не была примята.

– Ну и дела! – присвистнул я.

– В мире и не такое случается. Кому, как не тебе об этом знать, – засмеялась Тея.

– А почему у тебя фамилия Орея? Насколько мне известно, так раньше называлась планета Марс.

– Да, – кивнула она. – Давно ещё мой дед Кеан Орей, первым выдвинул предположение, что атмосфера Марса такова, что планета пригодна для жилья. В своё время Марс был спутником другой планеты, которую, однажды, взорвали тёмные. Но Марс уцелел и даже более того, на нём возникла атмосфера. Так вот, Кеан Орей первым, взяв с собой несколько десятков переселенцев-добровольцев, полетел на Марс. Так возникла первая колония на Марсе. Тогда-то «красную планету» назвали в честь него – Орей или Орея. И лишь позже, её переименовали в Марс.

– Ах, вот оно что, – протянул я. И спросил: – Много ли планет с разумной жизнью уничтожали тёмные?

– В системе вашего Ярила-солнца их было около тридцати. И пояс астероидов Икар, являл собой планету, полную жизни. И Сатурн, и другие.

– Понятно – ответил я.

 

***

Я проснулся ранним утром от стука капель по оконным стёклам. Я находился в своей квартире. Открыв глаза, покосился на окно. За окном шёл дождь. Затем я перевёл взгляд на Тею. Она ещё спала.

– Моя любимая жена, – прошептал я и погладил её волосы.

Да, мы были супругами. И нынешнее утро являлось первым супружеским утром в нашей жизни. Ведь вчера, в узком кругу друзей, мы сыграли скромную свадьбу.

«Жаль, что Мерлина не было среди гостей. Да и как он мог быть, если находился на Ингарде?», – подумал я, вставая с постели.

Потягиваясь, я вышел из спальни и вошёл в гостиную. На столе, стоящем в центре комнаты и покрытом белой скатертью, лежал какой-то конверт. Странно, вчера никакого конверта не было. Я подошёл к столу, и, взяв конверт, повертел его в руках. На нём не писалось ни от кого он, ни кому адресован. Он был чист. Тогда я открыл его. В нём лежал, сложенный вчетверо лист бумаги. Я развернул лист. На нём золотыми буквами писалось:

«Космический совет приносит сердечные поздравления Туатте Данаан и Тее Данаан (в девичестве Орея) в связи с бракосочетанием! Желаем вам счастливой совместной жизни, любви, счастья и гармонии! В качестве свадебного подарка мы дарим вам Вечность!»

И подпись: «Космический совет».

За моей спиной раздался смешок. Я оглянулся. Тея в  белом длинном до пят халате стояла рядом со мной. По её глазам было видно, что она тоже прочла это послание.

– Тея, и что ты думаешь об этом письме? Надеюсь, это не шутка Мерлина, – спросил я её и прикоснулся губами к её виску.

– Не думаю, что Мерлин так пошутил. Письмо означает, что после некоторых раздумий, совет решил нам всё-таки вернуть вечность, – улыбнулась она.

– То есть сделать вновь бессмертными? Но почему? – удивился я.

– Полагаю, что у них есть на это основания. И одно из них – опасение, что тёмные вновь развяжут нам войну. Просто так совет дарить бессмертие не станет, какие бы гуманные цели не преследовал, – ответила Тея.

– Угу, – согласился я.– А что, им без нас не обойтись?

– Может, и обойтись. Но терять лишние руки и, так сказать, знающих специалистов, тоже  не выгодно. Кстати, – добавила она, – у тебя уменьшилась седина на висках.

– Да ты что! – удивился я. И посмотрел на волосы подруги. У неё исчезли почти все седые пряди. Да и лицо помолодело.

– И у тебя тоже уменьшилась седина и ты даже, будто помолодела, – засмеялся я. – Жаль только, что они прислали нам конверт анонимно. А не послали кого-нибудь с ним лично. К примеру, Мерлина.

– За Мерлином дело не станет. Думаю, что он скоро явится, – улыбнулась Тея и упорхнула в ванную комнату.

Я же вернулся в спальню. И, найдя там футболку и спортивные штаны, облачился в них.

Раздался звонок во входную дверь. Радуясь тому, что успел одеться, я поспешил к входной двери и распахнул её. На пороге моей квартиры в светлом костюме стоял Мерлин собственной персоной с букетом цветов в руках.

– А мы только что с Теей о тебе вспоминали. Ты лёгок на помине, Мерлин, – усмехнулся я и посторонился, давая Мерлину войти.

– Я так и знал, – засмеялся он и вошёл в гостиную.

– Мерлин, я первый раз за всю нашу многолетнюю дружбу вижу тебя с букетом цветов, – я подмигнул ему.

– Я сам за всё время своего существования впервые вижу себя с букетом. Кстати, букет не для тебя, – Мерлин подмигнул мне в ответ.

– Правда? А я уже подумал, что ты стал сентиментальным, – засмеялся я.

Из ванной вышла Тея. Мерлин подошёл к ней, и, всучив ей цветы, буркнул:

– Это тебе, новобрачная.

– Очень мило с твоей стороны, – обрадовалась она.

– Вы своё семейное гнёздышко очень недурно обставили. И когда успели? – скороговоркой сказал он и тут же задал нам вопрос: – Ну, что, готовы?

– К чему? – одновременно спросили мы с Теей и переглянулись.

Не знаю, о чём подумала Тея, но в моей голове промелькнуло: «Неужели тёмные опять что-то затевают?»

Мерлин перехватил наши взгляды и рассмеялся:

– Не бойтесь, на этот раз ничего страшного. Наоборот. Предлагаю вам провести ваш медовый месяц с пользой. Слетать кое-куда.

– И куда же? – осведомился у него я.

– К краю вселенной, – выдал Мерлин и замолчал, ожидая нашей реакции.

– Ты же говорил, что там никогда не был и вообще, никто там не был. К тому же, по твоим словам, это очень далеко, – заметил я.

– Не был, ну и что? Но попробовать можно. Что до дальности расстояний, то исходя из преломления времени и искривления пространства, можно кое-что изобразить. Ещё мне пришла в голову идея присовокупить к этим двум факторам турбулентность и плотностную глубину континуума. Именно в континууме, то бишь в пятом измерении, как я понял, и находятся границы вселенной. Вы ведь знаете, что вселенная пятимерна? Вот мы и посмотрим, что там находится. Я лично думаю, что это вовсе не пустое пространство, где нет ни времени, ни материи, ни энергии. Там существует нечто другое. Ведь, если принять за аксиому, что вселенная конечна. То за её границами, бесспорно, что-то существует.

– А вдруг твоя теория ошибочна? – спросила Тея.

– Не думаю. Если исходить из теории Большого взрыва, Вселенная за долю секунды расширилась до огромных размеров и расширяется до сих пор. Главное определить ту самую точку, из которой произошёл взрыв. Но я её уже рассчитал, так что можно лететь.

– Знаешь, Мерлин, у меня нет долгосрочного или бессрочного  отпуска, – сказал я. – Руководство моего института дало мне всего десять дней на наш «медовый месяц» с Теей. А по истечении этого срока, я вернусь к работе. – Потом я спросил его: – Как ты собираешься так быстро преодолеть гигантское расстояние? Ведь по подсчётам современных учёных известно, что только Млечный путь имеет ширину около ста тысяч и толщину в одну тысячу световых лет. А общая масса космических тел Галактики весит ни много ни мало, как полтора триллиона масс нашего Солнца. Эта информация так, для общего развития, – засмеялся я. – И потом, вселенная сферична. У неё нет ни начала, ни конца.

– Это не доказуемо, – живо возразил Мерлин. – И вообще, сын мой, – Мерлин похлопал меня по плечу. – Обо всех современных открытиях и новшествах я осведомлён. Но поверь, вы вернётесь на землю гораздо раньше ваших десяти земных дней. И в этом я точно не ошибаюсь.

– А если, – начал я, но Мерлин не дал мне договорить.

– Не будем думать о плохом, сын мой.

– Хорошенький получится медовый месяц, грозящий завершиться неизвестно чем. – Я вопросительно посмотрел на Тею: – Ты согласна лететь к краю вселенной по неизвестному маршруту к неизвестному пункту, которого может и не быть?

– Она смотрит на это положительно, – засмеялся Мерлин.

И Тея кивнула головой в знак согласия.

Продолжение следует

Автор текста:: Лала Ахвердиева
5
https://tvorchestvops.ru/vechnyj-2-novyj-vitok-glava-9-tara.html
Все просмотры 16 , Просмотры сегодня 1

Автор публикации

не в сети 8 часов

Лала Ахвердиева

1 879
flagРоссия. Город: Узловая
57 лет
День рождения: 19 Октября 1966
Комментарии: 265Публикации: 158Регистрация: 15-12-2023

Другие записи этого автора:

стих Джигит
101

Джигит и конь ...

стих Каспию
50

Каспию ...

стих Каспий
50

Каспий ...

стих Гарем
50

Гарем ...

2 комментария для “Вечный 2. Новый виток. Глава 9. Тара

Добавить комментарий